Публикации
Интервью с лучшим сапером России Михаилом Леонтьевым
20.01.2006, 10:49

21 января – День инженерных войск. Именно в их состав входят представители одной из самых уважаемых военных профессий – саперы. Кто же такие саперы? Люди, не знающие страха и упрека, или профессионалы, осознающие опасность своей работы? Корреспондент «Родной газеты» встретился с одним из лучших специалистов минно-розыскного дела в Вооруженных силах России гвардии старшим прапорщиком Михаилом Леонтьевым. Уничтожив более 300 тысяч взрывоопасных предметов, сапер-рекордсмен заработал на «Жигули».

Один из лучших, а может, и самый лучший специалист минно-розыскного дела в Вооруженных силах России – гвардии старший прапорщик Михаил Леонтьев. За две чеченские войны он спас сотни человеческих жизней.

В армии Михаил оказался благодаря… привязанности к собакам. Собачником он был с детства. Потом стал заниматься этим серьезно: его кобель южнорусской овчарки Дик Ас-Воланд был жутко породистым и оставил после себя 967 отпрысков. Леонтьев работал на оборонном заводе, но основной заработок приносили ему вязки Дика. Затем Михаил стал еще «шабашить» тем, что обучал собак охране домов и защите хозяев. За месяц обучения владельцы каждой собаки платили ему по сто долларов. Плохо ли?

А в 32 года Михаил Леонтьев плюнул на все «шабашки» и подписал контракт с Минобороны. Случилось это в октябре 1993 года, когда он случайно увидел телевизионный репортаж о разминировании, в котором участвовали специально обученные собаки из его родного города Ростова Ярославской области. Михаил пошел в инженерно-саперный полк посмотреть, что там за собачьи чудеса. Посмотрел и остался служить.

Первая должность у него называлась странно: вожатый минно-розыскной собаки. Потом Леонтьев окончил школу прапорщиков и стал командиром группы разминирования. Через год, в декабре 1994 года, группу подняли по тревоге, и вперед – в Чечню.

ПЕРВАЯ ВОЙНА

– Мы проверяли дороги перед движением войск, я разминировал переправу через Терек, – рассказывает старший прапорщик. – Я считаю собаку идеальным «биологическим миноискателем». Она работает эффективнее человека в несколько раз. Был случай, когда саперная рота проверяла участок дороги целый час, а я с собачкой такой же участок пробежал за 15 минут. Суворов еще говорил, что на войне промедление смерти подобно. Командиры это быстро поняли, даже те, кто в способности собак не верил.

В Грозный при штурме Леонтьев шел первым. Шел один, с собакой, а за ним в ста метрах двигалась танковая колонна – сотни две танков. А потом под него и овчарку Берту командование выделило персональный вертолет. Когда новогодний штурм Грозного в солдатской крови захлебнулся, надо было срочно по воздуху перебросить войска в захваченный аэропорт Северный. А там заминировано все и неразорвавшихся боеприпасов – горы. Леонтьев с собакой за 1 и 2 января 1995 года провели саперную разведку. Они еще не успели улететь, когда на Северный сразу стали перебрасывать вертолетами морскую пехоту.

– Если бы на первой чеченской больше собак использовали, меньше было бы людских потерь, – считает Михаил. – Но после Афганистана, где собаки себя хорошо проявили, их взяли и почему-то сократили из армии. Чудом оставалось шесть обученных овчарок в нашем 8-м гвардейском инженерно-саперном полку Московского военного округа. В других округах во внутренних войсках было не лучше. Потом спохватились в 1995-м, но минно-розыскную собаку за один день не подготовишь – на это полгода уходит, а когда и год.

СМЕРТЬ БЕРТЫ

Спецназ пошел на «зачистку» станицы Петропавловской. Впереди – разведчики и Леонтьев с собакой. Первым же выстрелом чеченский снайпер убил Берту.

За убитую минно-розыскную собаку снайперам полевые командиры платили самые большие «премиальные». За убитого офицера – 2000 долларов. За собаку – 6000. Такая была арифметика.

– У меня временное помешательство случилось, – рассказывает Михаил. – Никогда не стрелял, а тогда выхватил у кого-то автомат и рванул в атаку. Впятером меня спецназовцы скрутили, а то бы точно на пулю нарвался. Потом ребята приволокли мне первого захваченного в плен «духа»: делай, мол, с ним что хочешь. Я надел на чеченца ошейник, и он открывал лбом все двери, где могли быть растяжки с гранатами…

Через час, немного отойдя от шока, Леонтьев упросил командование отпустить перепуганного боевика на волю.

– Я как-то осознал, что после пережитого ужаса он больше не будет воевать против этих сумасшедших русских.

Берту Леонтьев похоронил с почестями: спецназовцы по целому автоматному рожку в небо разрядили. На могиле собаки установил в качестве памятника большой камень. На второй войне старший прапорщик специально приезжал в эту станицу, но «памятника» не нашел. По Петропавловской еще раз прокатились ожесточенные бои, и все было снесено – и дома, и могилы.

НА ЛИЧНОМ СЧЕТУ – 300 ТЫСЯЧ БОЕПРИПАСОВ

Между войнами старший прапорщик учил собак и учился сам. Больше всех учебников принесли пользы мемуары саперов Великой Отечественной. А еще в полку тогда работал гражданским специалистом пенсионер Василий Яковлевич Савин.

– Уникальный был человек, – говорит Михаил. – Мальчишкой он видел казнь Зои Космодемьянской: немцы тогда все окрестное население согнали запугать расправой над партизанкой. После войны Савин занимался разминированием. Лично обезвредил 45 тысяч боеприпасов. Его называли лучшим сапером Советского Союза. Меня он научил тому, что лучше любого миноискателя самый простой саперный щуп. 110 «уколов» на квадратный метр, и ты гарантированно жив.

Сейчас никто не ведет статистики, и неизвестно, кто лучший сапер Российской Федерации. Но вполне вероятно, что это старший прапорщик Михаил Леонтьев.

– Считаешь первую сотню обезвреженных боеприпасов. Потом я стал считать их десятками тысяч. Сейчас на личном счету у меня порядка 300 000 мин, снарядов, гранат и авиабомб. На второй чеченской «КамАЗами» боеприпасы взрывал, склады уничтожал. Даже временно разбогател, 15-ю модель «Жигулей» купил.

– Это как?

– По установленным расценкам за разминирование взрывоопасного предмета 1-й степени сложности платят 15 рублей 54 копейки, 2-й степени – 10 рублей 36 копеек. В 2000 году мне за разминирование в Чечне заплатили сразу 200 000 рублей.

НАСТОЯЩИЙ САПЕР УМЕЕТ ОШИБАТЬСЯ

Неправда, что сапер ошибается только один раз. Леонтьев подрывался четыре раза и – ни одной отметины.

В первый раз он попал саперным щупом точно во взрыватель мины, но взрывная волна ушла в сторону. Потом в лесу собака рванула растяжку. Опять чудом остались вдвоем живы. Однажды при посадке в машину Леонтьев зацепился «разгрузкой» за борт, и из гранаты вылетела чека. В кузове «Урала» было два десятка бойцов. Если бы граната взорвалась, было бы двадцать трупов. Михаил осторожно, двумя пальцами вывернул запал, выбросил подальше, все остались целы.

А в четвертый раз его, наверное, Бог спас. В Ведено на второй чеченской войне вместе с фээсбэшниками он освобождал заложницу. Русскую девушку бандиты больше года держали в земляной яме. Нашли схрон, где ее держали, а заложница рассказала, что боевики, уходя, обычно по часу над зинданом (подземной тюрьмой) возились, наверное, минировали вход.

– Я всех наших отогнал, приказал девушке, чтобы подальше отползла, – рассказывает Михаил. – Она сказала, что прикована к стене наручниками, но закутается в одеяла. На земле над лазом – куча хвороста. Сел я на корточки, стал по хворостинке поднимать. На третьей услышал характерный щелчок. С корточек, с места, метра на два в сторону отпрыгнул! Ни осколка не подхватил. А девчонку ранило, но она осталась жива. А у меня самого, видимо, как в компьютерной игре: было запрограммировано целых четыре жизни.

НАГРАДЫ И БЕДЫ

На парадном кителе старшего прапорщика Леонтьева – целый иконостас: орден Мужества, четыре боевые медали. Самая дорогая для него самого награда – саперский знак «За разминирование».

Когда закончилась активная фаза войны на Северном Кавказе, Михаил стал готовить служебных собак для участия в миротворческих операциях.

– Собаки из нашего полка участвовали в разминировании в Боснии и Герцеговине, в Косово, – рассказывает он. – Американским псам дали сто очков форы. Овчарка Юта обнаруживала боеприпасы, закопанные на глубине полутора метров. И собаку, и ее вожатого рядового Дмитрия Житкова наградили одинаковыми медалями конгресса США «За разминирование». После службы Дима забрал «списанную» к тому времени овчарку домой, в Липецк.

Главной сейчас проблемой и бедой Леонтьев считает плохое питание собак:

– Ежедневно в их рацион должно входить мясо – 600 граммов, 400 – крупы, 150 – овощей, 30 – жиров, 15 – соли. Обычно в наличии есть только крупа и соль. Нищая у нас сейчас армия. Денег на корм, на лекарства не выделяют.

Михаил, как на службу, ходит на местный мясокомбинат, выпрашивает кости.

– Как будто нет больше нужды в саперных псах, – переживает он. – За обученную собаку мне ярославские коммерсанты пять тысяч долларов предлагали. Не продал и не продам никогда. Американцы, знаю, подготовленных собак-саперов другим странам и Организации Объединенных Наций по 12 тысяч долларов продают. В Афганистане, Боснии, Анголе надо найти и обезвредить миллионы мин. Кто нам мешает тоже так зарабатывать?

ЛЮБИМАЯ КОМАНДА

Дома у Михаила живет спаниель Чарли.

– Ничему его не научил, – смеется Леонтьев. – Он у меня законченный балбес.

А в полку, в хозяйстве старшего прапорщика, недавно вдобавок к овчаркам и ротвейлерам появилось молодое пополнение – четыре лабрадора. Леонтьев учит их всем премудростям минно-розыскной службы.

– Но пока они четко выполняют только любимую команду.

– Это какую?

Леонтьев негромко командует вертящимся у нас под ногами псам:

– Самоволка!

Одним прыжком все «военные» собаки дружно перемахивают через забор вольера. Чему удивляться – солдаты…
СПРАВКА

КОГО БЕРУТ НА СЛУЖБУ


* В современных армиях чаще всего служат немецкие овчарки, колли, доберманы, лабрадоры и ротвейлеры. На службу не берутся собаки с белым окрасом, поскольку противнику их легче заметить.

* В минно-розыскном деле обычно используются суки, поскольку кобель может оторваться от работы и пойти по запаху самки. Сукам запрещены случки, потому что после них служебная собака надолго выходит из строя.

ПОЧЕСТИ ЧЕТВЕРОНОГИМ СОЛДАТАМ

* Во Франции установлен памятник собакам – участникам Первой мировой войны.

* В США увековечена память 25 служебных собак, погибших при штурме японских укреплений на тихоокеанском острове Гуам. Памятником им стало бронзовое изваяние добермана Курта. В самом начале боя он получил смертельное ранение и скончался на руках своего проводника.

* В 1944 году в Павловске (Ленинградская область) с отданием всех воинских почестей была похоронена овчарка Дик. Минно-розыскная собака принимала участие в разминировании дворцов в Павловске, была трижды ранена.

* В 1971 году на пограничной заставе в Закавказье был установлен памятник розыскной собаке Дойре.

* В 2000 году командование одной из частей в Чечне официально наградило обнаружившую фугас служебную собаку денежной премией. На эти деньги были куплены вкусные собачьи радости.

* В 2001 году в Новосибирске на территории части внутренних войск, участвовавшей в боевых действиях в Чечне, появился обелиск в честь подорвавшейся на радиоуправляемой мине овчарки Дэзи.

СОБАКИ НА ФРОНТЕ

* На фронтах Великой Отечественной войны в Красной армии «воевали» 68 тысяч служебных собак.

* Ездовыми собаками (около 15 тысяч упряжек) с поля боя было вывезено 700 тысяч тяжело раненных солдат, подвезено к боевым частям 3500 тонн боеприпасов.

* Минно-розыскными собаками (около 6 тысяч) было обнаружено, а вожатыми-саперами обезврежено 4 млн. мин, фугасов и других взрывчатых веществ. Собаки разминировали Белгород, Киев, Одессу, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшаву, Прагу, Вену, Будапешт, Берлин. Общая площадь разминирования составила 15 153 км.

* Собаки-связисты доставили свыше 120 тысяч боевых донесений, для установления связи проложили 8 тысяч км телефонного провода.

* Собаки – истребители танков подорвали более 300 фашистских танков, в том числе 63 во время Сталинградской битвы.

* Собаками-диверсантами 19 августа 1943 года на перегоне Полоцк–Дрисса (Белоруссия) был уничтожен эшелон с боевой техникой и живой силой противника.

* На Параде Победы 9 Мая 1945 года, где были представлены все фронты, виды и рода войск, в парадном строю прошли и подразделения военного собаководства.

Источник: "Родная газета"




Интервью с участником нападения на Нальчик
03.11.2005, 05:22

Сейчас жизнь двадцатисемилетнего кабардинца Залима Улимбашева раскололась надвое. В прошлом остались работа в Москве, должность помощника адвоката, перспектива карьеры столичного юриста. В будущем - следствие, суд, тюрьма... А между этими половинами был миг, вместивший столько событий, что теперь рваные края этой жизни Залима, рассеченные событиями 13 октября, уже не склеить.

Встреча с давнишним другом в Нальчике, поездка на чужую дачу, шашлыки, посвящение в заговор, облава, уход от погони, стрельба, двухдневное метание по лесам, на завтрак, обед и ужин - вода из ручья, и, наконец, задержание. Лицом в землю...

Его привезли с черным пластиковым пакетом на голове, в наручниках. Этот антураж придавал ему зловещий и грозный вид одновременно. Но когда люди с пистолетами в кобурах на поясе сняли с задержанного пакет и наручники, передо мной вдруг предстал обыкновенный паренек, упитанный, холеный, с густыми ухоженными черными волосами. Когда люди с пистолетами вышли и он начал свой рассказ, сразу заметил - хорошая речь, неплохое образование, живой ум. Его складную "песню", наверное, надо делить надвое, тем более что другие подельники уже рассказывают о нем много интересного - то, что сам Залим отрицает. Но это в принципе логично, зачем человеку себя "топить", он оправдывается как может. Таких парней задержаны десятки. Наш собеседник задержан, но пока террористом не признан. Ему даже не предъявлено обвинение. Для чего мы предоставили ему слово? Чтобы попытаться понять, что за люди устраивают кровавые атаки на своих же соседей? Как молодые парни оказываются в компании боевиков?

Российская газета | Вы житель Нальчика?

Залим Улимбашев | Да, прописан в Нальчике, но давно живу в Москве. В Нальчик приехал восьмого октября.

РГ | Зачем, для участия в теракте?

Улимбашев | Нет, жениться.

РГ | У вас здесь невеста?

Улимбашев | Жена. Но она не здесь. Я женился в Москве, и жена осталась там, а здесь надо было вторично на ней жениться по мусульманским традициям. Правда, первые дни, как приехал, вообще не до чего было. Чинил машину, ездил на автосервис.

РГ | Тогда вообще не понятно, как вы здесь-то оказались с мешком на голове? Может, вас по ошибке задержали?

Улимбашев | Я 12 октября повстречал своего давнего знакомого Анзора Багова. Я с ним познакомился еще года два назад в Москве в мечети на Третьяковской, он подрядчиком работал на стройках. Месяца два не виделись, а тут встретились часа в четыре дня. Он предложил вечером поехать на дачу на шашлыки, обсудить текущие вопросы. Я согласился, взял у него тысячу рублей, чтобы купить мяса, и договорился с ним вечером снова встретиться.

РГ | Что было дальше?

Улимбашев | Мы встретились в тот же день, 12 октября, примерно в половине десятого вечера на улице Кирова. Багов пришел не один. С ним были человек пять-шесть. Я знал только двоих - двух его младших братьев, 25-летнего Заура и 17-летнего Аслана. Остальные стояли в темноте, и я их лиц не видел. Я сказал, что мясо купил, они сели ко мне в машину, и мы поехали на дачу в Долинск. Приехали на дачу Азрета Шаваева (в ночь на 13 октября он сумел убежать с дачи от милицейской засады, бродил по лесам 4 дня и потом сдался. - Авт.)

РГ | Ну теперь понятно. Это на ту дачу на Белой речке, где ОМОН за пару часов до нападения на Нальчик бандитских групп провел спецоперацию?

Улимбашев | Ну да.

РГ | До шашлыков-то хоть дело дошло?

Улимбашев | Нет. Там никто жарить шашлыки не собирался. Правда, и спецоперацию менты не проводили. Так случайно получилось. Сосед по даче заметил скопление людей, то есть нас, подумал, что это бомжи или шантрапа дома "чистит", и в полночь позвонил в милицию. Его там послали, тогда он стал стрелять в воздух из охотничьей двустволки. Потом снова позвонил в милицию. Тогда Инал велел нам расходиться, чтобы утром быть готовыми снова встретиться. Но тут приехал ОМОН и начался бой. А так бы мы напали утром на Нальчик вместе с другими группами. Точнее, они бы напали.

РГ | А ты что, не собирался нападать?

Улимбашев | Когда я понял, что они затевают, то решил, что в семь часов утра приеду и откажусь.

РГ | А когда ты понял, что они затевают и кто такой Инал?

Улимбашев | Я понял это сразу, как зашел на дачу. Одна из комнат была завалена оружием. Там было все: пистолеты, автоматы, гранатометы, мины. Даже самодельные гранатометы, их еще называют "лом". Инал там распоряжался как один из старших. Он потребовал, чтобы все взяли себе позывные. Сказал, что сам будет называться Дон. Потом спросил, все ли знают, для чего нас собрали. Я один сказал, что не в курсе. Тогда Шаваев ответил, что введет меня в курс дела утром - перед самой операцией. Потом мы вдвоем с Мурадом Атоевым сели в мою машину и поехали за батарейками для раций к Талибану.

РГ | Кто такой Талибан?

Улимбашев | Это Расул Кудаев. У него такая кличка, потому что его американцы несколько лет назад в Афганистане захватили, потом держали на Гуантанамо и в конце концов выдали в Россию. (Кудаева задержали через три дня после нападения на Нальчик у него дома. - Авт.)

РГ | Ну привезли вы эти батарейки, и что?

Улимбашев | А потом ОМОН приехал. Шаваев сразу крикнул всем разбирать оружие. Мы втроем - с Зауром Баговым и еще одним - задними дворами убежали к лесу и там прятались до утра. Потом узнали, что началось нападение на город и стали пробираться в Нальчик.

РГ | Для чего? Воевать?

Улимбашев | Ну, чтобы раствориться, там спрятаться.

РГ | И как, удалось?

Улимбашев | Нет. На окраине города мы нарвались на засаду. По нам из кустов стали неожиданно стрелять. Как потом сказали, там солдат-срочников в "секреты" посадили, чтобы никто не пришел на помощь нападавшим из лесов и сельских районов. Но стреляли они плохо, в нас не попали. Мы стали стрелять в ответ. Один остался нас прикрывать, а мы с Зауром ушли снова в лес. Целый день слонялись по горам, а четырнадцатого зарыли оружие и вышли на дорогу, чтобы попытаться пройти в город как простые граждане. Но нас на посту ГАИ сразу положили вниз лицом. Там уже усиление было, всех проверяли. Там и солдаты дежурили. Один из них пошел за обочину и нашел автомат Заура.

РГ | А дальше?

Улимбашев | Они спросили меня: "А ты что был без оружия?" Я ответил, что у меня был пистолет. Они снова пошли в лес и через некоторое время нашли мой пистолет.

РГ | То есть у тебя только пистолет был? Зачем ты его взял, если не хотел нападать? Ты сам стрелял?

Улимбашев | На даче, когда сказали хватать оружие, я схватил, не знаю зачем. Там уже бой шел, наши палили с крыши, из окон по ментам. Я когда дворами из дачи побежал, то два раза выстрелил, чтобы меня не преследовали. А потом в городе, когда в засаду попали, тоже два раза в кусты выстрелил.

РГ | Ты понимал, что совершаешь преступление? Тебе это было надо?

Улимбашев | Я понимал и хотел отказаться, но не успел. События сложились таким образом, что я не смог дать задний ход. Там же все не в один день начиналось. Всем Астемиров командовал. Нас еще в Москве в мечетях собирали, разговаривали. Там мы объединились в свой джамаат. Астемиров и Мукожев запрещали нам многое. Например, я женился, а в Нальчике доверенным лицом должен был стать Астемиров. Когда Мукожев выступал, то его проповеди слушать приезжали люди из отдаленных сел, а в обычные мечети уже не ходили. У него дар такой ораторский. Я сейчас понимаю, что нас просто использовали.

РГ | Что значит использовали? Почему тысячи других жителей Нальчика не использовали?

Улимбашев | Это еще несколько лет назад началось. И вообще все постепенно происходило. Сначала в Москве чеченцы, студенты, избили нашего студента - кабардинца Тагира. Мы, московские кабардинцы, кто ходил в мечеть на Третьяковке, собрались и пошли бить чеченцев.

РГ | Несколько лет назад, в Москве?

Улимбашев | Да, человек сорок нас собралось, и мы поехали в Сокольники. Прямо к зданию РГСУ. Там чеченцев человек двести учились, но на нас вышли человек шестьдесят. Один чеченец достал нож. Дрались мы недолго, приехала милиция, и нас разогнали. После этого мы и решили объединиться в джамаат. Это просто так сейчас называется, джамаат - община. Раньше были такие дворовые команды пацанов. Ну и тут также, только на земляческой и мусульманской основе. Нас в джамаате Баксанского района человек сорок было. Возглавлял Аслан Хамуков, работавший администратором на Покровском рынке Москвы. Мы ходили в мечети, читали религиозные книги.

РГ | Какие книги?

Улимбашев | Какие в мечети давали. Например "Книгу единобожия" Бадра.

РГ | Так она же запрещена к печати, потому что считается экстремистской.

Улимбашев | Ну не знаю. Она была старая, потрепанная. Не новое издание, там даже библиотечный штамп стоял.

РГ | Ты понимал, в чем разница между традиционным исламом и тем, к чему вас призывали? Что у традиционного ислама пять столпов: вера - шахада, добровольное пожертвование - закят, пятикратная молитва - салят, пост в рамадан - сауи и паломничество в Мекку - хадж. А шестой столп - джихад - признает только ваххабизм, или, как его еще иногда называют в Саудовской Аравии, салафизм, где он является официальной религией?

Улимбашев | Знал. Но Астемиров и Мукожев нам объясняли, что надо бороться с неверными, тем более мы видели, что нас бьют. Мы потом еще несколько раз дрались с чеченцами. Мы были все пацаны, земляки, мы чувствовали, что мы вместе - сила.

РГ | Чем вам чеченцы не угодили?

Улимбашев | Они в Нальчике к нашим женщинам приставали, один из районов Нальчика называли Нохчи-сити и вообще беспредельничали, мы там их били, а они нас - в Москве.

РГ | Как ты сам сейчас оцениваешь события 13 октября?

Улимбашев | Нас просто подставили. Я потом узнал, что многие получили по две тысячи долларов за нападение. Сам Астемиров получил 500 тысяч долларов. Так пацаны говорили.

РГ | Ты тоже получил две тысячи долларов?

Улимбашев | Я ничего не получил. Платили только руководителям групп. Там же все было организовано по ваххабитским методикам. Группа - человек десять. Каждый знает только своего непосредственного эмира. Это чтобы, если арестуют, нельзя было размотать всю цепочку подполья. Мы этого не знали, а когда узнали, было поздно. Нас просто использовали, а мы по-пацански подчинялись.

РГ | Ты пересмотрел сейчас свои взгляды? Кто для тебя сейчас враги?

Улимбашев | У меня сейчас один враг - Астемиров.

Источник: "Российская газета"





Теракты для Европы готовились в Чечне?
30.06.2005, 11:53

Вчера в Москве побывал самый знаменитый следователь Франции г-н Жан-Луи БРЮГЬЕР. Он участвовал в расследовании наиболее громких террористических актов в Европе и теперь занимает пост первого заместителя председателя Суда высшей инстанции Парижа, курирующего антитеррористическое направление. С директором ФСБ Николаем Патрушевым гость из Парижа поделился ценной информацией о связях чеченских террористов с их зарубежными коллегами. Но перед этим француз побеседовал с обозревателем «Времени новостей» Еленой СУПОНИНОЙ.

-- Какое дело вы на этот раз обсуждали в ФСБ и Генпрокуратуре?

-- Это дело расследуется во Франции и еще не завершено, поэтому в подробности я не могу вдаваться. Но речь идет о радикальных структурах исламистов, действующих во Франции и имеющих связи на Кавказе. Мы с Россией совпадаем в оценках ситуации. Очень опасно, что террористические группировки в Европе установили связи с аналогичными группировками на территории России. Это международный джихад.

-- Имеется в виду та группировка, что грозила совершить теракт на Эйфелевой башне и угрожала российскому посольству в Париже? Или это развитие дела по арестованным еще несколько лет назад во Франции выходцам из Алжира? Это Абдер-Рахман Алам и Мухаммад Али Арус, которые были частыми гостями в Чечне?

-- Я могу сказать только, что приехал в Москву в связи с расследованием деятельности одной сети, которая была раскрыта и ликвидирована еще в 2002 году и состояла в основном из выходцев из Северной Африки. Некоторые из ее активистов бывали на Кавказе. Нас интересуют их связи во время пребывания и на территории России -- с группировками, которые, в свою очередь, имели связь с "Аль-Каидой". Это могли быть группировки Басаева, Хаттаба, лагеря военной подготовки. Нас интересует, могли ли быть проекты, которые эти люди разрабатывали в Чечне для операций в Европе?

-- Достаточно ли открыты с вами российские коллеги или, наоборот, они пытаются получить больше информации от вас?

-- У нас с россиянами настоящее сотрудничество, с равноценным, сбалансированным обменом информацией. Франция, наверное, больше, чем другие европейские страны, восприимчива к чеченской проблематике. Мы считаем, что чеченские террористические структуры опасны, они связаны с "Аль-Каидой", с международным терроризмом. В России нас, естественно, понимают. Мы обмениваемся информацией, в том числе судебной. В правовых государствах, коими являются Франция и Россия, борьба с терроризмом должна вестись решительно, но справедливыми и законными методами.

-- Вы действительно считаете, что чеченские сепаратисты связаны с «Аль-Каидой»?

-- У нас есть доказательства оперативных контактов между «Аль-Каидой» и чеченскими структурами, связанными с Басаевым. Были у «Аль-Каиды» связи и с теми структурами в Чечне, которыми командовали арабы Хаттаб (убит в апреле 2002 года. -- Ред.), а после его гибели Абу аль-Валид (убит предположительно в апреле 2004 года. -- Ред.).

-- Правда ли, что среди тех, кто причастен к убийству осенью прошлого года в Нидерландах кинорежиссера Тео ван Гога, создавшего фильм о мусульманках, есть не только непосредственный убийца марокканец Мухаммад Буйери, но и выходцы из Чечни? Добивается ли Россия их выдачи, в частности арестованного во Франции российского гражданина Бислана Исмаилова?

-- Расследование убийства Тео ван Гога велось в Голландии, где выяснили, что Бислан Исмаилов, находившийся во Франции, замешан в убийстве. Нидерланды в мае попросили нас произвести арест, в чем я лично участвовал. С российской стороны запрос об экстрадиции Исмаилова не поступал. Запрос поступил от Нидерландов, и выдача вот-вот состоится.

-- Доказательством виновности Бислана Исмаилова являются, насколько мне известно, лишь отпечатки пальцев на видеокассете и на записке, принадлежавших непосредственному убийце. Разве этого достаточно для того, чтобы считать человека виновным?

-- Следствие ведут Нидерланды. Не мне судить, достаточно ли доказательств. Но материальные доказательства в виде отпечатков пальцев, анализов проб на ДНК во всех странах считаются наиболее вескими. В этом деле действительно фигурируют российские граждане чеченского происхождения.

-- Радикальные мусульмане в Европе собирали деньги для сепаратистов в Чечне и даже отправляли туда добровольцев. Сейчас эти каналы перекрыты?

-- Эти каналы все еще работают, хотя и не с прежней интенсивностью. Есть две цели: поддержка чеченских боевиков и подготовка на Кавказе террористов для совершения терактов в Европе.

-- Как сейчас проникают в Чечню иностранные наемники?

-- Есть разные каналы, к примеру, через Турцию и Иран, есть маршрут через Осетию. Три года назад наемники активно попадали в Чечню через Грузию, через Панкисское ущелье.

-- Но разве только Чечня притягивает сейчас экстремистов? В том же Ираке обстановка гораздо более нестабильна.

-- Да, Ирак в этом плане беспокоит нас больше всего. Определенно есть каналы, по которым люди пробираются в Ирак, в том числе из европейских стран, особенно выходцы из Магриба (Северная Африка. -- Ред.). В Ирак отовсюду съезжаются желающие поучаствовать в джихаде, особенно молодые исламисты. Ирак стал территорией джихада.

-- А в существование международного монстра "Аль-Каида" вы верите? Или это виртуальная организация?

-- "Аль-Каида", конечно, существует и действует. Есть центральное ядро, которое представляет собой "Аль-Каиду" в строгом смысле слова, то есть членов организации, созданной Усамой Бен Ладеном. Но существуют и другие небольшие группы: чеченские, пакистанские или, скажем, "Джамаа исламия" в Индонезии. Они имеют схожую стратегию, идеологию, иногда поддерживают операции "Аль-Каиды" или же сами совершают теракты. То же и в Европе, где действуют различные группы, объединяющие в основном лиц североафриканского происхождения. Они не имеют прямых связей с "Аль-Каидой", хотя разделяют ее стратегию.

-- Установили ли вы, как финансируются эти радикальные организации?

-- Источников много. Есть макроисточники: это крупные фонды, средства в которые поступают от благотворительных неправительственных организаций, в том числе саудовских. Есть микрофинансирование, когда финансы поступают от преступной деятельности самих групп. Это могут быть вооруженные ограбления, подделка кредитных карточек. Но вопреки расхожему мнению подготовка теракта, даже крупного, больших денег не требует. Структуры в Европе могут быстро, за пару недель или за месяц, набрать средств и передать их тем людям, которые начнут действовать. Микрофинансирование тут является основным.

-- Расследования, которые вы ведете, требуют широкого участия государства. Опыт израильских спецслужб показывает, что для борьбы с террористами нужна собственная агентура внутри этих организаций. Идут ли французы по такому пути?

-- Борьбой с терроризмом и шпионажем во Франции занимается Управление по надзору над территорией (DST). Это управление уполномочено вести судебные расследования, для чего там было создано специальное подразделение, с которым мы и работаем. Мы оперативно взаимодействуем и с внутренней, и с внешней разведкой. Естественно, что наши разведслужбы используют те же методы, что и остальные разведки мира. Это и внедрение агентуры, и вербовка источников. Мы пользуемся информацией, которая поступает нам из третьих стран. Самое важное, как французское правосудие может применить эту информацию: как организовать защиту источников информации и как использовать в полной мере доказательную силу этих сведений в ходе судебного процесса.

-- Почему большинство террористов во Франции сейчас прикрываются лозунгами ислама?

-- Во Франции есть организации националистического и сепаратистского толка, скажем, на Корсике. Это внутреннее дело Франции, которое не имеет никакого выхода за рубеж. Есть более серьезная проблема, связанная с деятельностью баскской организации ЭТА, сепаратистская деятельность которой похожа на то, чем занималась ирландцы из ИРА в Великобритании. Есть, наконец, идеологический терроризм на теологической базе, который искаженно толкует религиозные тексты и пытается оправдать ими насилие во имя джихада, направленного против демократических государств.

-- Кстати, а есть ли у вас телохранители? И угрожали ли вам когда-нибудь, учитывая специфику расследуемых вами дел?

-- Телохранители у меня есть. Угрозы в связи с моей профессиональной деятельностью я начал получать очень давно. Были даже покушения, в частности в 1987 году. С тех пор меня очень плотно охраняют, как и многих моих коллег.



Илья Шабалкин: "Уничтоженные в последнее время наемники - граждане Турции, Канады, Алжира и Великобритании"
26.05.2005, 18:26

Ранее на Западе не признавали связь чеченских боевиков с международной террористической сетью. Многие западные политики и журналисты террористов в Чечне называли не иначе как повстанцами, бойцами Ичкерии или же сепаратистами. И вот в Госдепартаменте США, наконец-то, признали, что в Чечне действуют иностранные террористы, которых финансируют зарубежные спонсоры. Об этом говорится в обнародованном в среду в Вашингтоне ежегодном докладе госдепартамента США об угрозе терроризма в зарубежных странах по итогам 2004 года.

В частности, в этом докладе сказано, что «имеются свидетельства присутствия иностранных террористов в Чечне и зарубежных финансовых связей с чеченскими группами». «Российское руководство и общественность страны придают важность борьбе с терроризмом в связи с серией терактов в 2004 году. Базирующиеся на Северном Кавказе сепаратистские террористы были виновны в гибели сотен россиян», - также говорится в этом документе.

При этом госдепартамент сообщает и конкретные пути проникновения в Россию иностранных наемников. Один из них - через Грузию. Эта страна «по-прежнему в ограниченной степени используется в качестве страны террористического транзита», - говорится в документе. Там же подчеркивается, что в настоящий момент «грузинские правоохранительные возможности ограничены», что не позволяет Грузии выработать «всеобъемлющую контртеррористическую политику».

Наряду с этим в докладе отмечается, что в минувшем году окрепли связи оперативного сотрудничества между спецслужбами США и России. ФСБ РФ и ФБР США «регулярно обмениваются оперативной информацией» и ведут ряд совместных расследований.

Свой комментарий Стране.Ru о докладе Госдепа США дал представитель РОШ генерал-майор ФСБ Илья Шабалкин, который уже более 4 лет проходит службу в Чечне и знает об иностранных наемниках, действующих там, как говорится, не понаслышке.

- Илья Михайлович, американцы наконец-то официально признали, что в Чечне есть иностранные наемники, которые финансируются из-за рубежа. Что вы можете сказать по этому поводу?

- А что тут скажешь? Мы об этом говорим всему миру уже на протяжении нескольких лет. Но нас раньше никто не слушал. Рад, что сегодня они, наконец-то, признали присутствие в Чечне представителей международного терроризма.

- Сколько наемников сегодня действует в Чечне?

- А кто их считал? У меня, например, нет точных данных. Одно могу сказать - они в Чечне до сих пор есть. Правда, особенно в последнее время ввиду того, что постоянно осуществляются спецоперации федеральных сил по установлению местонахождения и задержанию иностранных наемников, они предпочитают укрываться в отдаленных горных местах и отсиживаться в замаскированных землянках. Но их и там находят. Только в течение нескольких месяцев прошлого года и в этом году было уничтожено более десятка инструкторов-иностранцев. Это в основном граждане Турции, Канады, Алжира и выходцы из Великобритании.

- Какая страна в террористическом плане проявляется в Чечне наиболее активно?

- В основном арабские страны. Например, Саудовская Аравия, Алжир. А вообще есть у нас данные, что за все годы проведения контртеррористической операции здесь побывали представители из 52 стран. Были в Чечне также афганцы. Последний уничтоженный афганец - это в 2001 году был такой Абу-Саях. Лицо, приближенное к Хаттабу, с которым они вместе воевали в Таджикистане, а потом уже переместились в Чечню.

Здесь сегодня находятся выходцы из Саудовской Аравии и Иордании - это верхний эшелон руководителей банд. Второй срез - это выходцы из Алжира: этнические алжирцы, либо алжирцы - граждане Европы, той же Великобритании. Они занимают среднее звено командиров. И низшее звено - все остальные, в том числе турки, негры, пакистанцы, один немец был и даже канадец. Они являются специалистами: подрывниками, снайперами и так далее.

- Что ожидает иностранных наемников, которые пришли в Чечню воевать?

- Судьба у них очень печальная. Если они будут задержаны, то им грозит срок, я думаю, от 8 до 15 лет лишения свободы. Либо они будут уничтожены при попытке оказания вооруженного сопротивления.

- И все-таки какова основная причина того, что в Чечне продолжаются вылазки террористов - иностранные наемники или внутричеченская проблема?

- Основная причина - деньги, которые поступают в Чечню из-за границы на содержание банд. Их присылают международные террористические исламистские организации. За эти деньги сюда и едут иностранные наемники. Причем, подчеркиваю, здесь нет войны, здесь совершаются террористические акты.

- Известно ли вам, каким образом сюда поступают деньги?

- Деньги идут, я так понимаю, постоянно. Есть такая информация. Правда, террористы это пытаются всячески скрыть. Переправляют их небольшими суммами через границу с курьерами. Один человек везет, например, 1000 долларов, другой - 2000, третий - примерно столько же и так далее. Потом это все собирается в одном месте, у определенного человека, и в итоге получаются миллионы долларов.

- Известно ли вам, сколько конкретно денег поступает в Чечню, например, за год?

- Точную цифру вам никто не назовет. По данным, которые мы имеем, совет шейхов - высший орган управления организации «Братьев мусульман», который находится в Саудовской Аравии - выделяет, например, иностранным наемникам в Чечне каждые 2-3 недели где-то в пределах от 500 тысяч до 2 миллионов долларов США, в зависимости от того, чего они хотят, какие задачи им ставят. Вот и считайте, сколько за год денег закачивается сюда. И надо подчеркнуть, что эти деньги бессовестно воруются руководителями бандформирований, как из числа иностранцев, так и местных бандитов.

- Кто посылает иностранных наемников в Чечню?

- Обычно их вербуют на территории своего государства по месту проживания. Причем на религиозной основе. Я подчеркиваю, что они могут даже не являться теми людьми в исламе, которые исповедуют ваххабизм. Они могут быть обычными верующими традиционного ислама, но искренне заблуждаться. Не знают о реальной обстановке в Чечне. Как правило, таких вот и вербуют для того, чтобы, якобы, защищать права мусульман. Им говорят, что здесь нарушаются права не просто чеченцев, а лиц, которые исповедуют ислам. Они могли быть обманутыми именно на этой почве.

Нам известны факты вербовки наемников в Великобритании, на территории ФРГ, в Алжире, в Иордании, в Саудовской Аравии. И хочу отметить, что во многих нам известных случаях наемников вербовали в зданиях мечетей. Взять хотя бы Великобританию. В Лондоне есть Хизбери-Парк. По-моему, так он называется, если я не ошибаюсь. Там есть мечеть. Один из наемников, которого мы задержали в прошлом году, был завербован именно в этой мечети. По крайней мере, об этом нам сообщали английские журналисты, которые проводили у себя на родине свое журналистское расследование. И хочу отметить, что после того, как стало известно о том, что в этой мечети вербуют наемников, английские власти эту мечеть закрыли. Фактически это был вербовочный пункт.

- Получается, что сюда приезжают такие религиозные овечки, а не матерые убийцы-террористы?

- Вовсе нет. Их после вербовки тренируют, обучают и только потом направляют сюда. Ведь подразумевается, что они здесь будут жить в тяжелых условиях. Они приезжают сюда воевать. Для этого они должны обладать хорошими навыками военного дела. Все, кто сюда попадают, - специалисты в каком-то узко профильном военном деле. Либо они должны быть подрывниками, либо должны быть снайперами высокого класса, либо специалистами по организации связи между бандформированиями. В горах неспециалист будет просто обузой для бандгруппы.

При этом я так полагаю, что именно иностранные спецслужбы оказывают им учебную и методическую помощь. Об этом можно судить хотя бы по методам их перемещения по Чечне и укрытия от преследования. Это и тайные квартиры, и постоянные перемещения без использования радиосвязи. Один из уничтоженных наемников, его звали Абу-Якуб, в свое время являлся капитаном королевских вооруженных сил и сотрудником разведки Саудовской Аравии. Он был уничтожен осенью 2001 или 2002 года, не помню даже, в селе Старые Атаги. Правда, потом появилась информация, что он был уволен из спецслужб и только после этого стал ваххабитом-наемником. Здесь также были и турецкие наемники из числа бывших военных. Как мы установили, они служили в спецподразделениях турецкой армии. В 2002 году осенью был уничтожен английский журналист при переходе банды в Чечню, от которого и родственники отказались, и само государство отказалось. Его так и закопали в Ингушетии. Я подозреваю, что он тоже являлся сотрудником спецслужб.

- Между тем, американцы в своем докладе утверждают, что помогают вам в поиске иностранных наемников и в пресечении каналов поступления в НВФ денег из-за рубежа?

- Дело в том, что такие вопросы решаются в Москве, а не на нашем уровне. Возможно, это существует. Я не знаю.

Источник: Страна.Ру

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

 

04.01.2012, 12:13
21.02.2011, 04:41
03.11.2009, 14:53
08.12.2008, 00:43
16.10.2007, 00:46
18.09.2007, 08:19
22.08.2007, 04:32
12.07.2007, 21:19
29.06.2007, 13:39
04.06.2007, 22:43
<<
July 2014
ПнВт СрЧт ПтСб Вс
-123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031---


Rambler's Top100

 

 
Написать письмо в редакцию
Copyright © 2014 Chechnya.Ru. Все права защищены

 
Шины диски. Интернет магазин шин дисков. . инвестиции в золото лучший форум Шины диски. Интернет магазин шин дисков. . инвестиции в золото лучший форум